ISSN 2409-546X
ПИ № ФС77-61102
8-800-555-1487

IV Всемирная выставка в Париже 1889 года: как Париж удивлял мир, а мир удивлял Париж

Библиографическое описание: Рулькина А. В., Мартемьянова Е. В., Щеглова Н. А., Токарева В. Н. IV Всемирная выставка в Париже 1889 года: как Париж удивлял мир, а мир удивлял Париж // Юный ученый. — 2018. — №1. — С. 15-19. URL: http://yun.moluch.ru/archive/15/1104/ (дата обращения: 21.07.2018).





Изучая в школе такие предметы, как история, МХК и французский язык, я обратила внимание на то, что у многих интересных и исторически важных построек в Париже примерно одна и та же дата создания. Удивил меня и тот факт, что французы возводили Эйфелеву башню как временное сооружение. Зачем возводить столь грандиозную и необычную конструкцию, чтобы вскоре ее разобрать? Что происходило в столице Франции в тот период? Почему там началась столь грандиозное строительство? Я решила найти ответы на эти вопросы и провести небольшое расследование. За разъяснениями я обратилась к учителям, учебникам, путеводителям и интернету. И вот что мне удалось узнать.

125 лет назад в Париже проходила одна из крупнейших всемирных выставок XIX века, приуроченная к столетию Великой французской революции 1789 года и взятию Бастилии. Для Франции это была очень знаменательная дата. Республика гордилась своими демократическими ценностями и завоеваниями, ставшими результатом Великой французской революции. Правительству Республики, парламенту, населению страны хотелось отметить это событие с максимальным размахом. Французы нашли великолепное решение, совместив праздник с весьма важным и полезным делом. Они решили провести у себя Всемирную выставку, что придавала национальному празднику международный масштаб. Франция уже имела опыт проведения трех всемирных выставок в 1855, 1867 и 1878 гг. Все они прошли весьма успешно. Французы зарекомендовали себя прекрасными организаторами, надежными деловыми партнерами, ответственными участниками грандиозных международных проектов и опытными, успешными переговорщиками. С присущей именно Франции блеском, помпой и элегантностью, французы провели эти мероприятия международного размаха, продемонстрировав всему миру свои достижения и успехи других стран.

Решение о проведении IV Всемирной выставки принималось на самом высоком уровне. Оно было тщательно обдумано, обсуждено в Парламенте, подготовлено, просчитано с экономической точки зрения. Декрет о проведении IV Всемирной выставки, намеченной на 1889 год, был подписан президентом Франции Ж. Грави в 1884 году. В многостраничном документе содержались не только цели, сроки, задачи, план проведения, участники, приглашенные стороны, этапы подготовки, выделение бюджетных и привлечение внебюджетных средств, но и выделяемые под проведение выставки участки земли в Париже. Так, согласно одобренному и подписанному проекту, под выставку было отведено Марсово поле и район Трокадеро, между которыми на берегу Сены строилась 300-метровая башня, набережная Орси и эспланада «Дома инвалидов». Это были весьма престижные участки в центре французской столицы и ее лучших районов, которые после выставки существенно изменились и преобразились. Мерия Парижа и французское правительство сочло целесообразным выделить под грандиозное строительство около 100 гектар земли. Следует отметить, что территория была предоставлена городом бесплатно. Позаботились устроители выставки и об удобствах для гостей французской столицы и парижан. Специально к открытию IV Всемирной выставки построили кольцевую узкоколейную железную дорогу, которая за время работы смотра перевезла около 4 миллионов человек.

IV Всемирная выставка 1889 года проходила с 6 мая по 31 октября. В качестве входной арки на территорию экспозиции в Трокадеро инженеру Гюставу Эйфелю была заказана знаменитая Эйфелева башня, которую по окончании выставки предполагалось разобрать. Вместе со знаменитым Гюставом Эйфелем в проектировании принимал участие инженер Бурдон, а строили ее несколько подрядчиков: Гобер, Нугнье, Кешлен, Саль и Совэстр. Все детали башни были изготовлены заводским способом. Строительство ее продолжалось 22 месяца, что по тем временам действительно считалось передовыми темпами. Динамическая композиция башни показала новые эстетические возможности архитектуры из металла. Грандиозная 300-метровая металлическая башня, построенная по проекту Густава Эйфеля, в два раза превосходила по высоте самые высокие сооружения в мире. Ее неповторимый стиль, вероятно, оказался слишком прогрессивным и новаторским для своих современников. Жители Парижа активно выступали за ее скорейший снос. После закрытия IV Всемирной выставки граждане французской столицы подписывали петиции, заваливали жалобами мэрию, требуя демонтажа «железного монстра». Но, к счастью для нас, «железный монстр» выстоял и превратился в визитную карточку Парижа. Сейчас парижане отзываются о ней весьма поэтично, с любовью, теплотой и гордостью. Например, о ней говорят так: «Это стройная дама с железным здоровьем, крепко стоящая на земле, но витающая головой в облаках».

На Марсовом поле, на площади 1000x400м были построены различные выставочные сооружения. Среди этих построек выделялись 3 павильона, расположенные в глубине экспозиции. Два павильона были сконструированы абсолютно похожими друг на друга. Их расположили симметрично, словно два крыла центрального здания. Павильон изящных искусств и Павильон свободных искусств гармонично дополняли, расположенный между ними Дворец промышленности. В Павильонах искусств разместились педагогический, книгопечатный, фотографический и картографический разделы IV Всемирной выставки. Дворец промышленности поражал посетителей своим роскошным видом и архитектурным великолепием, лишний раз доказывая то, что французы даже достижения промышленности способны представить как шедевр, или величайшее произведение искусства. На куполе этого здания высотой 65 метров была установлена огромная женская фигура, олицетворяющая Францию.

За Дворцом промышленности по проекту архитектора Фердинанда Дютера и инженера Виктора Контамена была выстроена Галерея машин. Как критики, так и простые посетители признали ее подлинным шедевром инженерного искусства. Длина этого гигантского трехпролетного здания составляла 420 м, величина среднего пролета — 115 м, высота в свету — 45 м. Общая площадь экспозиционного павильона приближалась к 67 тысячам м². Действительно уникальной для того времени была легкая несущая конструкция центрального зала. Она состояла из двадцати решетчатых трехшарнирных арок, опирающихся прямо на фундамент. В здании была устроена необычная смотровая платформа, действующая по принципу мостового крана. Она транспортировала более 200 посетителей по всей длине грандиозного павильона и позволяла им рассматривать сверху разнообразную экспозицию — самые современные по тому времени и в большинстве своем действующие машины. Дворец машин явился специфически выставочным зданием, выдающимся в истории мировой архитектуры. ОС инженерной точки зрения, он изменил привычные представления, связанные с распределением масс в обычных сооружениях. Известный историк архитектуры Зигфрид Гидеон писал по этому поводу: «Такой свободно перекрытый пространственный объем означал совершенно неизвестную до сих пор победу над материей». К сожалению, это уникальное здание было разобрано в 1910 году.

Кто же участвовал в грандиозном мероприятии того времени? Кого пригласили французы? Кто отверг их приглашения и почему? Оправдались ли усилия и финансовые затраты организаторов IV Всемирной выставки. В ней приняло официальное участие 29 стран. Им были разосланы от имени французского правительства официальные приглашения, на которые они охотно откликнулись. Однако еще 11 государств участвовали в IV Всемирной выставке неофициально. Российская империя, хоть и получила официальное приглашение от правительства Франции, никак не могла его принять. Этого не позволяли монархические устои российского общества. Великая французская революция ассоциировалась у русских царей и аристократии с казнью французского короля и его семьи. Официально участвовать в мероприятии, так или иначе связанной с гибелью французского монарха, русская монархия не могла. Таким образом, Россия, как и большинство монархических государств, отказалась от официального участия в смотре, «приуроченном к 100-летию казни французского короля».

Несмотря на то что Россия не принимала официального участия в парижском смотре, русский отдел был все же представлен частным образом, что позволило государству поучаствовать в мероприятии международного масштаба и самого высокого уровня, при этом сохранив лицо. Например, в большой галерее Дворца промышленности, русский отдел занимал площадь в 3800 м². Здесь выставили свои экспонаты 820 наших соотечественников. К сожалению, неофициальный статус участия России в выставке неизбежно сказалась на его качестве. Расходы по участию в выставке на сей раз полностью легли на самих экспонентов. В отделе машин русских экспонатов не было. Горнозаводской раздел не отражал состояния горной промышленности России и значительно уступал подобным нашим отделам на предыдущих всемирных выставках. Слабо были представлены и русские художники во Дворце изящных искусств. Тем не менее 605 российских экспонентов получили награды — 17 Гран-при, 120 золотых, 157 серебряных, 184 бронзовых медалей и 127 почетных дипломов. Среди наиболее значительных экспонатов русского отдела выделялась коллекция почв, собранная и присланная на выставку профессором В. В. Докучаевым. Особым интересом пользовался «куб» чернозема, привезенный из Воронежа и переданный позже в Сорбонский университет. Коллекция русских почв получила золотую медаль выставки, а ее составителя наградили медалью «За заслуги по земледелию». Первый производитель российского коньяка, основатель известных коньячных заводов в Кизляре, Ереване и Тбилиси Д. З. Сараджиев был удостоен сразу двух золотых медалей. Наградами были отмечены и другие производители отечественной спиртоводочной продукции — П. Смирнов, Н. Шустов, А. Долгов, Х. Работкин — и виноделия — Л. Голицин. Парижские газеты восторженно отзывались о концертах русской музыки во дворце Трокадеро. Здесь выступал симфонический оркестр под управлением Н. A. Римского-Корсакова. Большим успехом у парижской публики пользовался русский ресторан «в национальном вкусе», который был устроен на первой платформе Эйфелевой башни во время выставки. В ряду «Истории жилищ» выделялся и «русский дом». Правда, построен он был французами и представлял собой достаточно вольную импровизацию на тему двухэтажного боярского дома XV века.

Всего IV Всемирная выставка собрала 56 тыс. участников. Около 62 тыс. экспонатов были тематически распределены на 9 групп и 83 класса:

1-я группа — предметы изящных искусств;

2-я группа — предметы воспитания и образования;

3-я группа — мебель, бронза, часы, ковры, предметы роскоши;

4-я группа — ткани, платья, драгоценности, принадлежности туалета;

5-я группа — добывающая промышленность, сырье и его переработка;

6-я группа — предметы механической обработки;

7-я группа — продукты питания;

8-я группа — земледелие, виноделие, рыболовство;

9-я группа — садоводство.

Что же уникального было представлено на этом смотре? Как и чем Париж удивлял мир, а мир удивлял Париж? Самым внушительным оказался машинный отдел. Среди паровых агрегатов преобладали машины американца Корлиса. Большая 1200-сильная углеподъемная машина поражала воображение. На выставке наряду с процессами Бессемера и Мартена была показана дефосфорация металла в конверторах способом Томаса. Здесь же впервые демонстрировались образцы автомобилей с бензиновыми двигателями: трехколесная машина Карла Бенца и четырехколесная — Готлиба Даймлера. Арман Пежо представил трехколесную коляску с паровым двигателем.

Отдел электричества вызывал всеобщее восхищение и восторг публики. Здесь все время проведения выставки была масса народа. Осветительная техника, электрические лампочки, телефоны, телеграф зачаровывали публику. Особый интерес у гостей выставки вызывал стенд с многочисленными изобретениями Томаса Эдисона. Чтобы послушать его фонограф, посетители часами выстаивали в очереди. Большие успехи электротехники, особенно в области освещения, в значительной степени содействовали великолепию самой выставки. Эффектное и безопасное электрическое освещение позволяло посещать выставку в вечернее время. В освещении выставки использовался также и газ, но он явно уступал электричеству. Пальма первенства принадлежала лампам накаливания. Разумеется, та иллюминация не шла ни в какое сравнение с современными световыми декорациями, но по тем временам это можно было смело назвать чудом. «И без того блистательный Париж стал еще более блистательным», — отзывались гости IV Всемирной выставки. На вершине Эйфелевой башни по вечерам зажигался электрический маяк и два мощных прожектора, которые создавали впечатляющее световое шоу. Интересно, что в садах и на мосту через Сену горели в том числе и 70 электрических свечей русского изобретателя П. Н. Яблочкова.

Проведение выставки совпало с 50-летием изобретения фотографии. Обширная экспозиция знакомила публику с победным распространением «светописи» по всему миру. Совершенной новинкой в этой экспозиции стали цветные фотографии, представленные Ференцем Верешем. Организаторы выставки устроили еще несколько специальных тематических экспозиций, среди которых наибольшим интересом пользовался раздел «История человеческого жилища». Автором идеи выступил известный французский архитектор Шарль Гарнье. По его проектам были построены 44 здания, представлявшие собой импровизированную ретроспективу жилых домов разных народов от каменного века и до XVII столетия. Парижская выставка 1889 года положила начало традиции строить поселения «экзотических» народов, которая продолжалась до середины ХХ века.

Всемирная выставка 1889 года превратилась в колоссальный праздник промышленности. Она дала массу новых идей и усовершенствований, которые способствовали прогрессу человечества. Французам удалось удивить весь мир как размахом организованного мероприятия, так и представленными на выставке экспонатами. Но и мир удивил французов в не меньшей степени, привезя на выставку все самое передовое, прогрессивное на тот момент, представив предметы гордости в самых различных сферах человеческой деятельности. Парижский смотр удачно сочетал в себе просветительский и развлекательный характер. По подсчетам организаторов, выставку посетили 32 миллиона человек. Французское правительство и предприниматели вложили колоссальные средства в организацию столь грандиозного мероприятия. Оправдались ли эти вложения? Целиком и полностью. По подсчетам устроителей и экспертов прибыль от IV Всемирной выставки составила 5 миллионов франков. Более чем крупная сумма по тем времена, равнявшаяся 600 тысячам долларов США. Эйфелева башня, пожалуй, осталась одним из наиболее ярких моментов, символов того великого события. Как бы парадоксально это не звучало, но она до сих пор приносит Парижу прибыль, являясь одним из самых посещаемых туристических объектов французской столицы.

Подобные мероприятия мирового масштаба как тогда, так и сейчас играют роль локомотива прогресса, подталкивают человечество к развитию, способствуют движению вперед во всех областях, стимулируют партнерские и дружеские отношения между народами. Минуло 125 лет с IV Всемирной выставки в Париже, но многое до сих пор напоминает о том грандиозном событии, ставшем заметной вехой в современной истории Франции. В заключении хотелось бы привести слова известного русского художественного критика В. В. Стасов. Посетив IV Всемирную выставку в Париже он писал: «Нынешняя Всемирная выставка имела такой громадный успех, на какой не надеялись, в самых пылких ожиданиях своих, даже сами зачинщики и устроители ее».

Литература:

  1. http://www.mirvistavok.ru/2014–01–01/2826-vsemirnaja-vystavka-1889-goda-v-parizhe.html
  2. http://www.uefexpo.ru/?id=44965
  3. https://ru.wikipedia.org/wiki
  4. Книга «Путеводитель Париж» от издательства Афиша 2016г.
  5. Путеводитель «Париж» издательство Дорлинг Киндерсли 2013г.
Социальные комментарии Cackle