ISSN 2409-546X
ПИ № ФС77-61102
8-800-555-1487

О чём рассказали морфемы

Библиографическое описание: Даций М. Е., Федосеева В. В. О чём рассказали морфемы // Юный ученый. — 2016. — №4. — С. 2-5. URL: http://yun.moluch.ru/archive/7/506/ (дата обращения: 16.06.2019).





Благодаря морфологической природе русского языка, имеющего возможность образования основных групп знаменательных слов с помощью суффиксов и префиксов, русский язык обладал и обладает неиссякаемыми силами роста

С. П. Обнорский. [1, c. 272]

Несколько лет назад на страницах интернета развернулась дискуссия по поводу предположения учёных-лингвистов из университета города Тарту (Эстония) о том, что русский язык постепенно умирает, что недалёк тот день, когда русский так же, как и латинский, станет мёртвым языком. В качестве доказательств приводилось множество аргументов. Это и уменьшение количества людей, говорящих на русском, хлынувший поток заимствований. И один из аргументов — в русском языке нет процесса образования новых слов. [2subscribe.ru/group/edinstvo-vsego-mira-i-ponimanie-ego/3185431/]

Актуальность моей работы заключается в том, чтобы доказать обратное. Для этого я, опираясь на мнение учёного-лингвиста С. П. Обнорского [1 c. 272], решила провести собственное исследование о том, откуда берутся слова и насколько правдиво высказывание учёных из Тарту.

Гипотеза моего исследования — русский язык не перестаёт обогащаться благодаря работе в нем словообразовательных морфем, которые, в свою очередь, могут придавать особую тональность художественным произведениям

Русский язык — один из богатейших языков мира. Основным достоянием его является слово. А слов в русском языке столько, что подсчитать их очень трудно. Все они такие разные. И каждое имеет свою неповторимую судьбу.

Откуда в русском языке столько слов? Часть из них пришла из других языков, но таких слов сравнительно немного. Всего лишь 10 %. Заимствования — не самый главный способ пополнения словарного состава. Русский язык устроен таким образом, что оказывается вполне способным самостоятельно справиться с задачей непрерывного обогащения новыми словами. Для этого в языке бесперебойно работают специальные механизмы, основная задача которых — рождение новых слов.

Цель моей работы — определить экспрессивную и эмоционально-образную роль морфем — суффиксов в русском языке и языке художественных произведений.

Задачи, которые были поставлены в ходе данного исследования:

− дать характеристику морфемы как минимальной значимой части слова, рассмотреть морфемный состав слова и способы образования, среди которых наиболее значительным является суффиксальный способ;

− рассмотреть стилистические ресурсы русской суффиксации на примере языка художественных произведений;

− проанализировать эмоциональные и экспрессивно-оценочные особенности русской суффиксации в рассказах писателя К. Д. Янковского.

Предметом данного исследования послужили суффиксы русского языка с эмоциональной окраской, а объектом — их использование в произведениях литературы и, в частности, в рассказах нашего писателя-сибиряка Янковского К. Д.

Методы: изучение литературы по теме, поиск и отбор информации, анализ текстов, обобщение.

Самое непосредственное участие в работе языка над созданием новых слов принимают великие труженицы — морфемы. Морфемы — это значимые части слова: приставки корни, суффиксы и окончания. Это не просто какие-то кусочки или остатки от других слов, а такие языковые частички, которые передают важную информацию о слове.

Морфемы (по роли в слове) делятся на корни (корневые морфемы) и аффиксы (аффиксальные морфемы). Прежде чем мы начнём говорить о суффиксах и русской суффиксации как средстве обогащения языка и средстве художественной изобразительности, необходимо знать характеристики аффиксальных морфем.

Аффиксы — это морфемы с грамматическим значением (от латинского affixus — прикреплённый). Аффиксы не существуют в языках вне слов, они сопровождают корень, служа для словообразования и словоизменения. По положению относительно корня аффиксы можно разделить на префиксы (стоящие перед корнем) и постфиксы (стоящие после корня). Постфиксы делятся на суффиксы и флексии (окончания). Фактически суффикс (от лат. Suffixus – прикреплённый) — это разновидность постфикса, не являющаяся флексией (например — прибрежный: при — бреж — н — ый).

Аффиксы, образующие новые слова, называются словообразовательными. Например:

− приставка — при- (приходить, приказать, прищуриться);

− приставка – без(с) — (безопасный, безаварийный, бессмертный).

Некоторые приставки, являясь словообразовательным элементом, одновременно обладают яркой экспрессивной и функциональной (стилистической) окраской.

Так, экспрессия высокого стиля характерна для приставок:

− из- (ис-) — изведать, испустить; низ- (нис-) — низвергнуть, ниспадать; воз- (вос-) воспылать.

Функционально окрашены многие приставки иноязычного происхождения, характерные для научного, официально-делового и публицистического стилей:

− а — асимметричный, асептический; анти — антисанитарный, антинаучный;

− интер — интернациональный, интервокальный; ультра — ультраправый;

− экстра — экстраординарный.

У разных частей речи оценочность, создаваемая аффиксацией, проявляется по-разному. Наиболее сильной экспрессией обладают суффиксы субъективной оценки существительных. Словообразовательные суффиксы существительных делятся на две группы:

− первая — при помощи одних суффиксов от глаголов, прилагательных и существительных образуются слова с новым значением: писать — писатель, старый — старик, рыба — рыбак.

− вторая группа– от существительных образуются существительные, обозначающие те же предметы, но с различными оттенками.

И от таких существительных, нейтральных в эмоционально-экспрессивном отношении, путем аффиксации можно образовать те, которые имеют яркое оценочное значение:

− дом — домик, домишко; брат — братец, браток, братишка; рука — ручка, рученька.

Важно отметить суффиксы, характерные для отдельных стилей речи.

Например, для научной и научно-технической речи свойственны суффиксы:

  1. -ость — плавкость, ковкость;
  2. -ств- — кантианство, христианство;
  3. -аци(я) — акклиматизация, вулканизация;
  4. -ит — гайморит, бронхит.

В этом же стиле профессиональную окраску придают словам суффиксы:

  1. -аж — литраж, тоннаж;
  2. -к- — вклейка, верстка;
  3. -чат- — коленчатый, ступенчатый;
  4. -льн(я) — гладильня, коптильня.

В публицистической речи активно употребляются слова с суффиксами:

  1. ость — договоренность, сплоченность;
  2. щин(а) — обыденщина, дедовщина;
  3. ан- — политикан, интриган;
  4. истск- — популистский, большевистский.

Выделяются и суффиксы художественного стиля:

  1. ств- — авторство, достоинство;
  2. ость- — сущность, точность;
  3. изм — эгоизм, символизм;
  4. ур- — скульптура, архитектура;
  5. ени(е) — снисхождение, утверждение;
  6. изн- — отчизна.

Эмоционально окрашенные оценочные суффиксы — это, как правило, принадлежность разговорногостиля. Но в художественных произведениях разговорный стиль встречается очень часто. Поэтому мы смело можем говорить о том, что язык художественных произведений насыщен словами с экспрессивно окрашенными суффиксами.

Наиболее употребительны на страницах рассказов и повестей следующие из них:

  1. -як — здоровяк, добряк;
  2. -ун — болтун, хвастун;
  3. -овк- — столовка, спецовка;
  4. -яг- — дворняга, бедняга.

В составе размерно-оценочных суффиксов выделяются и увеличительные: дом — домина, домище; детина, ножища.

Они, как правило, включают и оттенок негативной оценки.

Выделяются суффиксальные образования с устойчивой шутливой окраской: бумаженция, книженция, старушенция.

Отвлеченные существительные, которые благодаря суффиксам получают отрицательное оценочное значение: спанье, суетня, кислятина, пошлятина, галдеж, скулеж, скукота, смехота.

Разнообразные экспрессивные оттенки негативной оценки выражают суффиксы, указывающие на категорию лица: воображала, подпевала, гуляка, кривляка, слабак, чужак, вертун ловкач, разгильдяй.

Исключительным богатством экспрессивных оттенков отличаются суффиксальные образования существительных, обозначающих лицо.

Например: девочка — девчурка — девчушка — девчонка — девчоночка — девонька — девулька — девка — деваха; старик — старичок — старикан — старикашка — старичишка.

А теперь давайте подумаем и скажем, каким живым существам дают названия с суффиксами ат(а) — ят(а)? Конечно, сразу же представляются существа маленькие и пушистые: котята, утята, гусята, собачата, медвежата, цыплята. Суффикс уга — юга сразу заставляет подумать о том, что кто-то жадюга, хитрюга, зверюга.

Об оценочной роли суффиксов написано множество научных статей и популярных рассказов для школьников. В книге Генриетты Граник «Секреты орфографии» приводится пример из сказки «Незнайка в Солнечном городе». Перечисляются фамилии и имена героев: Винтик, Шпунтик, Гулькин, Кондрашкин, Мурашкин, профессор Мордочка. И нам всё становится ясно — это малыши. Если бы они были великанами, то это были бы Винтище, Тараканище, Сапожищи, Семицветище, а профессор была бы Мордища.

А вот ещё пример из детской литературы. Денис Кораблёв, герой рассказа В. Драгунского однажды придумал суффикс для себя. Он забрался на верхнюю площадку вышки для прыжков в воду и, боясь прыгнуть вниз, стал называть себя обидными словами: «Рохля! Вахля! Махля! Прыгай! Сейчас же! Ну! А то я тебе руки не подам! Ну, прыгай же! Тухля — протухля! Вонюхля! И когда он обозвал себя вонюхлей, то не выдержал обиды, шагнул вперёд и прыгнул. [3. с. 117]

Об экспрессии, которую несут в себе суффиксы уменьшительно — ласкательной окраски можно много говорить, читая произведения Константина Дмитриевича Янковского, который долгие годы жизни жил в посёлке Шиткино Тайшетского района и работал охотоведом, лесничим в тайге на Бирюсе. Шиткинского охотоведа в писательской организации Иркутска называли «сибирский Пришвин» [4. с. 7]. Удивительно мудрые и добрые тексты рассказов и очерков писателя Константина Янковского о тайге и её обитателях насыщены добрыми и светлыми словами с такими суффиксами.

Полистаем сборник «Таёжное сердце». Не бурундук, а бурундочок, не соболь, а соболюшка, не зверь, а зверёк, не лапы, а лапки, не гнездо, а гнёздышко, не самка, а самушка, не остроухие (о собаках), а остроушки. Трепетное отношение автора к этим «маленький люди» (так называл зверей охотник — якут Дерсу Узала — герой одноимённого романа В. К. Арсеньева) сродни, пожалуй, материнской любви к детям. Так любить всё живое на земле и саму землю умеют далеко не многие. Именно эта любовь к необъятным сибирским просторам помогла писателю создать проникновенные произведения о тайге, о её величии и красоте, о её обитателях. «Нет силы, способной, пока я жив, оторвать меня от тайги», — признавался Константин Дмитриевич. И спустя много лет после его смерти, мы можем с уверенностью сказать, что это был самобытный писатель, следующий традициям М. Пришвина, что творчество его имеет право занять особое место в истории сибирской литературы. А теперь обратимся к текстам его рассказов.

«Белая Ленточка» — рассказ о зверьке ласке, который помог писателю не остаться без продуктов в тайге. Нашествие мышей, землероек было таким дружным, что продукты, заготовленные на период экспедиции, исчезали на глазах. Отчаянию охотоведа не было предела, когда появившийся неожиданно зверёк враз разогнал всех грызунов из зимовья.

Проанализируем существительные, образованные при помощи экспрессивно окрашенных суффиксов. В небольшом по объёму рассказе их более сорока. Не зверь, а зверёк Ласка — главный герой рассказа — называется Белой Ленточкой. И у зверька головка и глазки-бусинки, у него белая шубка и коротенький белый хвостик

Чувство любви к животному выражается в подборе уменьшительно — ласкательных суффиксов. Такая форма использования слов с новыми суффиксами опосредованно вносит в многообразную палитру чувственно — эмоционального фона рассказа новые оттенки значения: она подчёркивает хрупкость, беззащитность маленького обитателя тайги. [5. с. 54]

В рассказе «Таёжное сердце» речь идёт о сибирском соболе, попавшем в капкан. Беда, случившаяся со зверьком, описывается К. Янковским так, что наворачиваются на глаза слёзы. Автор называет зверька только «соболюшка» и никак иначе. Суффикс — юшкподчёркивает небольшой размер животного, его хрупкость, незащищённость перед варварством человека. Рассказывая о зверьке, автор называет всё, что его окружает словами только с уменьшительными суффиксами. Спаленка, постелька, шажки, канавка, шубка, лапка, капельки (крови).

Неосознанно читатель уже жалеет и тоже хочет помочь маленькому зверьку. Суффиксы помогают выразить доброе и удивительно искреннее желание заботы о попавшем в беду соболе. [5. с. 92]

Такие же примеры можно найти в рассказе «Сынок». Это рассказ об оленёнке, оставшемся без матери и выросшем рядом с людьми. Безусловно, отношение к маленькому оленю было бережным и заботливым. Отсюда и обилие слов с уменьшительными суффиксами: оленёнок, ножки, сосёнки, сынок, ленточка, лоскутки и т. д. [5. с. 133]

Таким образом, проанализировав тексты рассказов К. Д. Янковского, можно выделить, по крайней мере, две основных функции суффиксов эмоционально — экспрессивной окраски.

Во — первых, они подчёркивают жизнеутверждающий, лирический тон рассказа, выражая чувства любви и привязанности главного героя ко всему живому.

Во — вторых, «уменьшительные» суффиксы, которые используются в изображении предметов, находящихся рядом с героями рассказов, наделяются многозначностью. С одной стороны, они подчёркивают особое, трепетное отношение автора к тому, что он изображает. С другой — заставляют читателя сопереживать.

Однако в целом, эмоционально — экспрессивные суффиксы, без сомнения, усиливают смысловую глубину рассказов, их удивительную доброту и искренность.

Заключение. Удивительно богат русский язык средствами, помогающими выразить как в письменной, так и в устной речи, все нюансы, оттенки чувств, эмоции. Ведущее место здесь, безусловно, принадлежит лексической стороне языка и синтаксису. Не отстаёт, однако, от неё и морфемика. Морфемы служат не только для образования новых слов, но и соединяют в себе актуальный и важный для языка потенциал эмоционально — экспрессивных возможностей. Вот и суффиксы существительных продемонстрировали яркий пример — в умелых руках писателя они становятся замечательным средством для создания художественного образа и выражения авторской позиции. А вдумчивый и любящий свой родной язык читатель понимает, что русский язык никогда не станет мёртвым. Этот язык, как сказал когда-то К. И. Чуковский, «живой как жизнь».

Литература:

1. С. П. Обнорский. Избранные труды по русскому языку. Москва. Учпедгиз. 1960.

2. http://subscribe.ru/group/edinstvo-vsego-mira-i-ponimanie-ego/3185431/

3. Г. Г. Граник, С. М. Бондаренко, Л. А. Коцевая. Секреты орфографии. М. «Просвещение» 1991.

4. А. Шастин. Предисловие к книге «Таёжное сердце». Иркутск. Восточно-Сибирское книжное издательство. 1985.

5. К. Янковский Таёжное сердце. Рассказы и очерки. Восточно-Сибирское книжное издательство. 1985.

6. Медведева К. М. Семантика эмоционально-экспрессивных суффиксов форм русских антропонимов // Молодой ученый. — 2013. — № 7. — С. 487–490.

7. uznaem-kak.ru›rol-suffiksov-i-pristavok-v-russkom

8. znanija.com›task/8365679

Публикация

№ 4 (7), июль 2016 г. г.

Скачать выпуск

Автор


Научный руководитель

Рубрика

Русский язык и литература

Год публикации

Социальные комментарии Cackle